Copenhagen

Информация для тех, кто набрел на этот блог



Спасибо большое, что проявили интерес к этому журналу.

Я практически не пишу ничего под замком, да и вообще перестал писать сюда что либо, просто в силу того, что короткими мыслями делюсь в
Facebook, а длинные чаще всего появляются в блоге «Крыши», (благо там тоже можно оставлять комментарии и делиться своими мыслями) подписаться на который можно и через LiveJournal neprostonet. Так что скорей всего вам будет интересней общаться со мной на этих двух страницах.

Возможно настанет день и я пересмотрю мое отношение к этому журналу и он вновь станет живым.

Bear

Здесь пахнет сыростью и пылью

Совершенно случайно утром, открыв почту увидел, что кто-то зашёл в мой ЖЖ. Это сродни звонку от соседки, которая следит за квартирой, доставшейся тебе от двоюродной бабушки и которую ты почему-то так и не смог продать за последние несколько лет. Она с обеспокоенностью одинокого человека сообщает тебе, что слышала в квартире странные звуки. «Не забрались бы воры», - говорит заговорщицки она. Ты и сам не понимаешь, почему используешь столь редкую свободную минуту для того, чтобы доехав через всю Москву, подняться на четвёртый этаж и открыть деревянную дверь, обитую красным дермантином, и вдохнуть спёртый воздух квартиры, в которой давно уже никто не живёт. Не разуваясь ты проходишь в гостинную, пальцем проводя по буфету. Пыль толстым пушистым ковриком ложится на палец и ты смахиваешь её на пол, как смахивают пепел с сигареты. Не снимая пальто, ты падаешь на старый диван и не мигая смотришь в окно...

Ты экономишь движения и давно уже привык к рациональному использованию эмоций. Не то, чтобы ты и раньше бывал здесь часто, а потому воспоминания скудны и не ярки, как выцветшая иллюстрация «Купания красного коня» Петрова-Водкина на стене. В голове почему-то всплывает беседа с другом, который никак не мог понять, как устроен этот далёкий ныне район на окраинах города. Он никогда не понимал, как выбиваются здесь в люди, как строят карьеру и по каким алгоритмам определяют твою состоятельность. Позврослев, он пытался писать в местную районную газету. Его печатали и порой даже читали, но не так часто, как ему бы того хотелось. Ты знаешь, что твоего друга больше нет. Он ушёл, так и не открыв для себя секрет этого места.

Взглянув в последний раз на кормушку для птиц, что висит за окном, ты поднмаешься и запираешь квартиру. На пальцах остаётся характерный запах от старых ключей. Три характерных звонка в дверной звонок Агрипинны Степановны, шаркающая походка за дверью, её стоптанные тапочки синего цвета. Недолгая беседа, чашка чая и лишь один вопрос беспокоит тебя – почему же я так и не продал эту квартиру на окраине города, если здесь больше никто не живёт и столь отчётливо пахнет сыростью и пылью.

PS Все или почти все персонажи выдуманы...

Angel

осколки трепетного мира



IMG_0622

В моём инстаграме практически нет лиц. Я променял в нем человечность на несбалансированность образов и композиций. Наверное, это последняя робкая попытка кончиками пальцев ухватится за ускользающую прелесть личной жизни, спрятанной за шторами огромных пыльных окон…

Copenhagen

Бесяка

У дедушки было два вопроса: «Ну что нового?» и «Как там Бесенок?». Бес приехал в мастерскую механика моего отца в 1994 году, серым комочком прижался к аккумулятору машины, проехавшей через весь город. Никто не понимал, как он не погиб, как не попал под ремень генератора или просто не вывалился под колеса. Но он выжил, и быстро стал любимцем всех вокруг в гараже. Как-то он расцарапал нос собаке из соседнего бокса, хозяин пса схватился за обрез и пошел убивать кота. Механик отца, дядя Витя, достал карабин. Так они и стояли друг против друга, два разъяренных мужика. Бесяка сел посреди них и начал вылизывать свои причиндалы. Это и разрядило обстановку.

А потом он запрыгнул в машину родителей, забрался на колени к маме, и стал частью семьи… на 18 лет…

Дедушка ушел шесть лет назад. Дядя Витя пропал где-то в Доминикане. А сегодня утром не стало Бесяки… ушел в сирень...

Bear

так редко хочется сюда писать...




Мы мечтаем, а мечты наши выскальзывают из рук и разбиваются на тысячи маленьких осколков. Они сверкают в лучах солнца. Иногда они ранят нас, когда мы нечаянно наступаем на них и лучики света впиваются нам в пятки. Тогда мы перестаем верить, пропитываясь цинизмом, который мы с любовью называем иронией. И только, когда мы доверяем свою жизнь Творцу, Он бережно сгребает эти расколовшиеся чувства в одно целое, Он создает калейдоскоп, который вновь завораживает наше сердце. Искупление больше, чем прощение грехов, в нем скрывается преображение окончательно замаранного прошлого в совершенно непредсказуемое будущее.